Чилийский натиск

OR00361

Чили называют винодельческим раем. Если еще недавно подобное утверждение могло лишь удивить, то сегодня никто с этим и не спорит. Лучшие энологи планеты, бросив виноградники у себя на родине, перебираются в Чили, чтобы создавать великие вина. Некоторые купажи, считает знаменитый винный критик Хью Джонсон, уже сейчас ничуть не уступают по качеству французским Grand Cru, а стоят при этом в два раза дешевле...

Первое золото


Вино в Чили начали делать с середины XVI века, когда здесь появились христианские миссионеры. Правда, напиток, который они производили, не вызывал у истинных ценителей ничего, кроме усмешки. Вот как описывает чилийские вина того времени французский историк Андре Жульен: «У них цвет отвара ревеня и сенны, а вкус вполне близок к вкусу осмоленных козьих шкур, в которых эти вина перевозят».

Такая печальная ситуация сохранялась вплоть до середины XIX века, пока ее не изменили потомки испанских конкистадоров, разбогатевшие на чилийских серебряных копях. Они стали заво& дить виноградники в качестве одного из атрибутов своего благо& состояния и социального статуса.

Пионером принято считать дона Сильвестре Очагавиа- Эррасуриса, который в 1851 году нанял французского энолога, чтобы тот высадил в его имении бордоскую лозу. Черенки французского винограда были доставлены в Чили по морю незадол& го до того, как на Европу обрушилась эпидемия филлоксеры. Первыми попали в Латинскую Америку, если верить историческим документам, Каберне, Мерло, Мальбек, Совиньон Блан и Семильон. Именно тогда в стране и был образован резерв незараженных виноградных лоз (своеобразный сортовой банк), который создал уникальные преимущества будущим поколениям виноделов.

Очагавиа отнесся к своему новому увлечению с большим энтузиазмом, и уже в 1855 году на Всемирной выставке в Ливерпуле его вино получило первую в истории чилийского виноделия золотую медаль. Этот успех послужил стимулом к тому, что в следующие годы интерес к производству вина в Чили вырос. Из простого хобби богачей оно превратилось в бизнес. А в 1889 году чилийское вино завоевало Гран&при на Всемирной выставке в Париже, оставив позади французские Гран Крю.

Тяжелые времена

Казалось бы, это должно было послужить серьезным толчком к развитию чилийского виноделия. Однако все развитие свелось к погоне за количеством. Производством вина занялось множество несведущих людей. Благодаря оптимальным условиям уход за виноградниками требовал минимума усилий, и виноград не выращивал разве что ленивый. Но абсолютное большинство, с позволения сказать, виноделов не уделяли внимания качеству напитка. Об успехах Очагавии и его последователей все благополучно забыли, и вплоть до конца 80-х годов XX века виноделие в Чили пребывало в абсолютном упадке. Известные винные критики позже охарактеризовали чилийское виноделие этого периода как застрявшее в своем развитии и паразитирующее на идеальных климатических условиях и отсутствии филлоксеры.

Шато за пределами Франции

На этом фоне энтузиазм испанского энолога Мигеля Торреса, который в буквальном смысле по частичкам импортировал со своей родины все необходимое для производства вина, у многих вызывал лишь усмешку. Однако этот человек не жалел сил, поскольку верил в успех. Он начал работать в Чили в 1979 году – в очень сложные для страны времена.

Сейчас Торреса называют отцом современного чилийского виноделия, поскольку он не только создавал хорошие вина, но и стал пионером в области привлечения прямых иностранных инвестиций. За свой вклад в развитие винной культуры страны энолог получил от правительства Чили высшую награду – был удостоен звания Командора ордена Бернардо О'Хиггинса. Однако этому предшествовали годы напряженной работы...

К тому моменту, когда Торрес только начинал свой путь к успеху, число виноградников в стране сократилось практически вдвое. Правда, испанец заявил, что этот факт следует рассматривать как положительный. Ведь виноделие в те времена находилось на неприлично низком уровне: некоторые чилийцы не могли даже отличить сорта друг от друга, например, Совиньон Блан путали с Совиньонесс. Сокращение же старых виноградников пошло на пользу сортовой чистоте при закладке новых. Ситуация сдвинулась с мертвой точки.

Следующим знаковым событием в истории чилийского виноделия стал проект, получивший название Los Boldos. Известная эльзасская семья Массене в 1990 году выкупила виноградники Санта-Амалия и создала на этой территории полноценное винодельческое шато по французскому образцу.

Через одиннадцать лет французам удалось достичь на чилийской земле поразительного результата: на самой главной винодельческой выставке в мире – Winexpo – в 2001 году вина Chateau Los Boldos получили высшие награды – золотое и серебряное Трофи «Лучшего вина Америки». Кроме того, винный критик, основатель Винной академии Стив Спурье, выбирающий каждый год по два лучших вина (красное и белое) из Старого и Нового Света, отдал в соответствующей категории первое место Chateau Los Boldos Grand Cru.

А ведь в начале 90-х годов, когда хозяйство Los Boldos делало первые шаги, никто не верил в подобный успех. Даже предположение, что Чили сможет противопоставить что-то, например, Австралии или Калифорнии, казалось всем фантастическим. Впрочем, абсолютное большинство вин того времени действительно оставляло желать лучшего: красные отдавали привкусом старых бочек, а белые – травянистыми кислыми оттенками, которые свойственны худшим сортам винограда.

Волевая реабилитация

Наконец-то чилийцам удалось полностью пересмотреть винодельческую политику и начать производство вин, которые стали откровением как для любителей, так и для профессионалов. Произошло это не без участия правительства. Просчитав, какую экономическую выгоду может дать экспорт вина, чиновники высшего эшелона приняли все необходимые меры для развития виноделия.

Местное население, почувствовав, какие открываются перспективы, рьяно принялось за работу. Если раньше чилийцы четыре часа посвящали сиесте, то сейчас никто и не думает отвлекаться на отдых. Теперь они трудятся в поте лица по двенадцать часов в день, позволяя себе лишь получасовой обеденный перерыв. Такой подход дал результаты – чилийские вина стали пользоваться определенным спросом на мировом рынке.

Первым серьезным покупателем выступили Соединенные Штаты. Чилийские вина там неплохо продавались. Поначалу виноделы решили, что смогли создать действительно качественный продукт, однако потом догадались, что секрет успеха в другом: просто энологи вольно или невольно делали продукцию с учетом вкусовых предпочтений среднестатистического американца, который не отличался особыми запросами.

Ему нужно вино яркое, но с точки зрения настоящего ценителя относительно примитивное. Именно такое вино для американцев и делали чилийцы. Напитку не хватало глубины, тонкости и округлости. Стало понятно, что одного технического переоснащения и голого энтузиазма недостаточно. Чилийские виноделы осознали, что им катастрофически не хватает знаний, ведь за всю историю существования виноделия в стране так и не возникло полноценной энологической школы. На помощь были призваны иностранцы.

Летающие виноделы

Так стартовал проект «летающие энологи». Суть идеи заключалась в том, чтобы привлекать ведущих мировых специалистов в области производства вина в качестве консультантов. И поскольку сбор урожая в Чили приходится на тот момент, когда вся винная Европа пребывает в спячке, реализовать задуманное оказалось довольно простым делом. Лучшие французские мастера с большим энтузиазмом восприняли возможность подработать (и поэкспериментировать) в свой мертвый сезон. Поначалу чилийцы надеялись, что новая практика поможет им в борьбе за место на мировом винном Олимпе, однако позже выяснилось, что идея не слишком уж хороша. Непродолжительное консультирование, как показала практика, не дает тех результатов, к которым стремились чилийские виноделы. Кроме того, затраты на «аренду» мастеров существенно удорожали конечный продукт, что в свою очередь снижало спрос.

Как Ротшильды чилийское виноделие подняли

По прошествии еще какого-то времени стало очевидно, что единственная возможность добиться крупных успехов в чилийском виноделии – это финансовая и технологическая интеграция. Руководствуясь положительным опытом Мигеля Торреса, который сделал на чилийском вине весьма неплохой капитал (сейчас ежегодно он производит 165 тысяч ящиков вина), и опытом семьи Массене, другие крупные иностранные компании решили вложить капиталы в Чили. Так началось паломничество великих на чилийские земли.

Самым ярким проектом следует считать Concha y Toro – первую и пока единственную чилийскую винодельческую компанию, чьи акции размещены на Нью-Йоркской фондовой бирже. В 1997 году было создано совместное предприятие Cоncha y Toro и легендарной Baron Philippe de Rotschild. Естественно, после того как к Чили проявил интерес такой влиятельный французский инвестор, в страну устремились толпы иностранцев.

Такой сценарий выгоден как производителям вина, так и потребителям: первые в стремлении угодить вторым и заработать на этом большие деньги предъявляют максимальные требования к качеству вина.

Формула успеха

После того как потенциал Чили раскрылся в полной мере, специалисты сошлись во мнении, что это настоящий Эдем для виноделов. Европейцу, впервые приехавшему в эту страну, покажется непривычной изолированность региона. С Востока страна огорожена неприветливыми Андами, с запада блокирована Тихим океаном, с севера – пустыней Атакама, с юга – холодной Патагонией (до Антарктиды отсюда всего девятьсот километров). Однако благодаря именно этой закрытости в Чили до сих пор не было филлоксеры. Прожорливая тля попросту не смогла найти туда пути.

Еще один козырь винодельческой Чили – климат. Солнце круглый год и идеальные для виноградарства почвы делают выращивание винограда довольно простым занятием. А поскольку страна расположена сразу в нескольких климатических поясах, каждый регион Чили дает свой уникальный виноград.

В 1995 году для приближения к мировым стандартам в производстве вин, контролируемых по происхождению, постановлением министерства сельского хозяйства в Чили были образованы пять винодельческих регионов (апелласьонов): Атакама, Кокимбо, Аконкагуа, Центральная Долина, Южный регион.

OR003848

Сейчас каждый из них известен своими винами, получившими мировое признание. Интересен с точки зрения производства благородных вин район Аконкагуа, названный по имени самого высокого – семь тысяч метров – пика Анд. Этот регион состоит из двух абсолютно непохожих друг на друга субрегионов – Аконкагуа и Касабланка. В первом из них тепло одноименной широкой открытой долины уравновешивается ветрами, которые в начале дня относят холодный горный воздух к побережью, а вечером возвращают влажный океанический воздух вверх от устья реки на запад к предгорьям Анд. В условиях такого перепада температур идеально чувствует себя сорт Каберне, который и является местной визитной карточкой.

Другой субрегион – Касабланка – еще более перспективное место для виноделия. С недавних пор он стал синонимом чилийских белых вин, хотя долгое время считалось, что здесь слишком холодный для виноградарства климат. Но после того как в конце прошлого века винодел компании Concha y Toro Пабло Моранде произвел в этих краях свои первые вина очень высокого качества, интерес к Касабланке значительно вырос. Сейчас тут производятся тонкие и изящные белые вина, которым нет равных в Чили. Крупнейшие винодельческие хозяйства борются за право иметь здесь свои виноградники.

Правда, для достижения оптимального результата приходится тратить немало средств. Все дело в том, что долина расположена слишком далеко от Анд, чтобы сюда доходила талая вода для ирригации, поэтому приходится бурить дорогостоящие скважины в тонком почвенном слое. Кроме того, большими проблемами оборачиваются постоянные весенние заморозки.

Эти факторы сдерживают развитие виноделия в таком перспективном районе. Правда, одновременно они же и подогревают интерес к местным винам, ведь их тираж пока весьма и весьма ограничен. Лучше всего тут чувствует себя Совиньон Блан, который из года в год становится все качественнее. Ароматные свежие вина, произведенные на его основе, удостаиваются самых лестных похвал во всем мире. Давно прижился в Касабланке и Шардоне.

Самый важный винодельческий регион страны, давший первое в истории поколение серьезных чилийских вин, – Центральная Долина. Здешний климат можно охарактеризовать как средиземноморский. Очень большое влияние на качество будущего вина оказывает местная бедная почва, заставляющая лозу «страдать». Это своеобразный «коктейль» из суглинка, известняка и песка на вулканических породах.

Поскольку грунтовые воды залегают достаточно глубоко, корни уходят в землю на несколько метров и берут из почвы максимум возможного, что сказывается на качестве винограда наилучшим образом. Наряду с капельной ирригацией орошение здесь производится за счет талой воды Анд, доставляемой на виноградники посредством замысловатой сети каналов.

Чилийское Бордо

Наряду с близкими к идеальным климатическими условиями возможность производить великие вина в этом регионе обусловлена и историческими факторами – именно здесь высаживали первые чилийские виноградники. Сейчас бордоские сорта, когда-то завезенные в Центральную Долину, являются местной визитной карточкой.

Причем в отличие от французских сородичей они не страдают от неблагоприятных погодных условий. Если в том же Бордо главной головной болью всех виноделов является избыток осадков (часто из-за обилия дождей виноград становится слишком водянистым), то в Чили такого нет и никогда не было. Чилийские вина из Мерло и Каберне Совиньон всегда густые, яркие, с насыщенным глубоким ароматом. Отличительная черта местных вин из Шардоне и Совиньон Блан – их яркость и свежесть. В букете всегда отчетливо распознаются тропические фрукты и ягоды.

Если подвести итог всему сказанному, то главная особенность чилийских вин – глубокий, богатый сортовой аромат и бесконечное послевкусие, сдобренное легкой кислинкой. Им всегда присущи свежесть, яркость и гиперфруктовость. Причем в отличие от многих вин Европы чилийские поступают в продажу, находясь на своем пике, достигая уже в бутылке за короткий промежуток времени оптимальной зрелости. Вина Чили вообще не особо предназначены для длительного хранения: два-три года – вот срок, в течение которого лучше всего выпить вино. Позже может наступить период увядания. Естественно, когда речь заходит о шато или гран крю, все совершенно по-другому и период созревания таких вин может исчисляться десятилетиями.

Интересно, что при всех своих достоинствах вина Чили стоят совсем недорого. Это отчасти объясняется тем, что цены на землю в Чили существенно ниже, чем в Европе. Нельзя забывать также, что в Чили гораздо дешевле рабочая сила, а кроме того (и это главное), отсутствуют какие-либо ограничения на развитие площадей виноградников. Если французы не могут увеличить свои доходы, наращивая объем производства (этому препятствует законодательство страны), то чилийцы именно так и поступают.

Мечта экспериментатора

И наконец, наряду с очевидными факторами, влияющими на успех чилийского виноделия, есть и такие, о которых стали говорить совсем недавно. Энологи, обосновавшиеся в Чили, признают, что здесь открываются огромные возможности для экспериментов. Во Франции, Италии и других развитых винодельческих странах все основные этапы производства вина строго регламентированы законодательством. Так что возможностей для проявления творческих амбиций остается совсем немного.

В Чили все иначе. Там отличные условия для тех, кто хочет создавать уникальные вина. Лучшие энологи мира, устав от рутины у себя на родине, отправляются в райские винодельческие кущи, что, конечно же, наилучшим образом сказывается на чилийском вине. Кстати, с нашествием в Чили специалистов с мировыми именами и чилийские энологи получили прекрасную возможность повысить профессионализм, перенимая опыт своих европейских коллег.

Внимание, филлоксера!

Все свидетельствует о том, что у чилийского виноделия огромное будущее. Однако некоторые наблюдатели предупреждают, что радужные перспективы могут померкнуть. Все дело в том, что при закладке виноградника чилийские виноделы не тратят время и силы на защиту от филлоксеры, поскольку уверены, что она никогда не доберется до Чили. Кое-кто из специалистов полагает, что скоро чилийцы рискуют поплатиться за излишнюю самоуверенность. И вот почему.

После того как на Европу обрушилась эта чума, энологи начали биться над вопросом, как противостоять болезни. Лишь после того как все виноградники были уничтожены, выяснилось, что иммунитетом к филлоксере обладает корень северо-американской лозы. Поэтому ее высадили на всех пораженных виноградниках, а затем привили к ней черенки французской лозы. В Чили же никто никогда не занимался проблемой борьбы с филлоксерой, поскольку считается, что она туда не попадет.

Но, как справедливо отмечают исследователи, Новая Зеландия, изолированная еще более, чем Чили, не смогла избежать нашествия прожорливой тли. Самонадеянные виноградари этой страны ценой немалых затрат уяснили, что филлоксера может проникать и в, казалось бы, абсолютно закрытые регионы. Там пришлось заново высаживать на тысячах гектаров более надежные, устойчивые к болезни сорта. И кто после этого может быть уверен, что такое не случится и в Чили?

Классификация чилийских вин


Vinos de Mesa – столовые вина. Vinos sin denomination de Origen – вина с неконтролируемым местом происхождения. На этикетке может быть информация о производителе и сорте винограда, год сбора урожая. Vinos con denomination de Origen (DO) – вина с контролируемым местом происхождения. На этикетке должно быть указано место происхождения вина, сорт винограда, год сбора урожая, место бутилирования.

Pct418

Классификация виноградников

Сорта винограда


Лишь немногим чилийским производителям удалось приручить Пино Нуар – он очень неохотно развивается в Чили. Что касается белых сортов, то господствуют здесь Шардоне и Совиньон Блан. Традиционно же самым популярным чилийским сортом были красные вина из питкого Каберне Совиньон, а сейчас с ними успешно конкурируют вина из Мерло. Правда, в 1990-х годах выяснилось, что виноград, который многие годы принимался за Мерло, на самом деле в большинстве случае являлся Карменером. Этот малоизвестный сорт бордоского винограда, фактически уничтоженный филлоксерой у себя на родине, был привезен в Чили в середине XIX века. Карменер – очень жизнеспособный сорт и развивается иначе, чем Мерло. Отличается он и по вкусу. И тем не менее, не одно десятилетие все пребывали в уверенности, что это и есть самый настоящий Мерло. Только в 1993 году дотошные ампелографы из Монпелье обнаружили разницу. Некоторые виноделы сделали вид, что ничего не произошло, а некоторые, в частности винодельня Кармен, напротив, воспользовались ситуацией и стали разливать Карменер как сортовое вино. Такой ход оправдал себя, поскольку Карменер является сейчас настоящей знаменитостью – в качестве единственного собственно чилийского сорта винограда. Работать с этим сортом тяжело. Вызревает он на три недели позже, чем Мерло. При этом плодоносность нужно постоянно сокращать, чтобы к моменту сбора урожая виноград успел вызреть полностью. Это удается, увы, далеко не всем виноделам. Нередко приходится сталкиваться с вином, купажированным из недоспелого Карменера: его легко определить по характерному насыщенному аромату зеленого перца. Полностью спелый Карменер дает сочное вино с тонами вишни, нотками кофе и шоколада. Низкий уровень кислотности делает его непригодным к длительной выдержке, поэтому вино следует пить молодым.

 

Cigar Clan 2'2005. Егор Апполонов

 

 

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.